Перед выборами

Чтобы понять, что же произошло, нужно сказать несколько слов о самом Кривом Роге. Это очень своеобразный город — как географически и экономически, так и, закономерно, политически. Особенности залегания руды сформировали географию города с его размахом, огромной протяжённостью и чётко выраженной зонированностью. Владение же металлургическими и смежными активами, в свою очередь, сформировало экономически-политическую элиту, которая долгое время имела здесь практически полную власть. При этом Кривой Рог всегда чувствовал себя в качестве города областного значения очень неуютно: около 700 тысяч населения могли бы сделать из него крупный областной центр. Вместе с процессами приватизации влияние элит города росло. Во времена Януковича клан Вилкулов, контролирующий значительную часть металлургических активов города, сумел расширить своё влияние на всю область. Вилкул-младший, выгодно выделяясь на фоне других губернаторов и регионалов своей молодостью и хорошей информационной политикой, начал даже примеряться к креслу премьера. Но экспансию молодого дарования прервали резкие изменения в стране. Невзирая на смену центральной власти, клан продолжал цепляться за влияние в регионе. Однако это не спасло его от электорального поражения. И если поражение младшего Вилкула на выборах мэра Днепропетровска, а также утрата контроля над облсоветом ещё были предсказуемы, то исход выборов в Кривом Роге стал большим сюрпризом. Как же всё происходило?

Первый тур

Стоит заметить, что конкурентной политики в городе фактически никогда не было. А это значит, что местные организации оппозиционных к Вилкулам партий либо покупались (формировались из лояльных кадров), либо вообще не имели кадров и выстроенных структур, находясь, собственно, в зачаточном состоянии. Это однозначно гарантировало победу Вилкула, как и, немногим ранее, его предшественников. Однако общество, как это часто бывает в Украине, давно обогнало в развитии политикум, и в городе начал формироваться мощный общественный сектор, подкреплённый выраженным запросом на изменения. Наиболее явно это проявилось в результатах голосования в первом туре — как свидетельствуют данные по партиям и по кандидатам в мэры, горожане разделились в приблизительном соотношении 45% и 55%. Юрий Вилкул получил 45,13%, все остальные 20 кандидатов — суммарно около 55%. «Оппозиционному блоку» отдано 39,1% голосов, всем остальным — 61% (около 4% у «Оппоблока» отняли конкуренты в лице «Нашего края» и «Видродження»). Неожиданностью стало прохождение во все советы малоизвестной партии «Сила Людей» (6,3%), собравшей под своим крылом общественных активистов, волонтёров и средний класс. Кроме того, следует отметить крайне слабый результат «Видродження», потратившего на кампанию огромные ресурсы.

Электорально обозначился тот факт, что клан Вилкулов лишился поддержки большинства горожан. Однако купленные Вилкулами местные ячейки РПЛ и «Батькивщины», а иногда и играющая свою игру «Солидарность» обеспечивали Вилкулам более чем уверенное большинство в городе и всех районах. И если стандартные методы подкупа и давления переломили ситуацию в советах, то для получения кресла городского головы этих инструментов оказалось недостаточно.

Как результат — второе место в первом туре получил кандидат от «Самопомощи» Юрий Милобог (10,8%). Выход именно Милобога во второй тур был определён не высокой известностью или значительной поддержкой кандидата, а партийным рейтингом «Самопомощи». При этом Милобог всё же соответствовал запросу определённой части электората и даже взял чуть больше голосов, чем собственно «Самопомощь» в горсовете (10,8% против 9,8%). Большие шансы выйти во второй тур имел также кандидат от «УКРОПа» Николай Колесник, чему помешал его высокий антирейтинг — он получил меньше голосов, чем его партия (8,8% против 9,0%). Стоит понимать, что и для «УКРОПа», и для «Самопомощи» Кривой Рог не был целевым или приоритетным. Эти партии фокусировались на выборах в базовых городах — Львове и Днепропетровске, где разворачивалась борьба за контроль над советом и креслом городского головы. Таким образом, эти партийные проекты просто не имели ни ресурсов, ни времени для успешной борьбы за Кривой Рог.

Итак, по результатам первого тура случайный для «Самопомощи» Юрий Милобог внезапно оказался во втором туре, очевидно, не будучи готовым ни к этому, ни к дальнейшей борьбе.

Второй тур

Создавалось впечатление, что перед вторым туром расслабились все: Милобог не видел шансов на победу, а Вилкул посчитал, что вставать с кресла мэра так и не придётся. Ещё бы, 45% против 11% — какие тут могут быть варианты? «Самопомощь», казалось, даже не обратила внимания на то, что её кандидат вышел во второй тур, и не приложила даже минимальных усилий для его поддержки. Милобог, не имевший даже нормально организованного штаба и опиравшийся на городскую партийную организацию из трёх (sic!) членов, едва мог бы ввязаться в серьёзную борьбу. На помощь пришли союзники из той самой «Силы Людей» и отдельные активисты из других демократических партий, которые помогли обеспечить штаб, параллельный подсчёт голосов и юридическую поддержку.

Однако около 100 000 оппозиционно настроенных криворожан, несмотря на иллюзорную вероятность победы, на участки всё же пришли и проголосовали против Вилкула (то бишь за малоизвестного Милобога). Кстати, забавный оксюморон, но в Кривом Роге оппозиционным можно считать электорат, который голосует против Вилкула и «Оппоблока», такой себе «оппозиционный "Оппозиционному блоку"». Голосование имело ярко выраженный протестный характер — большая часть «сторонников» Милобога голосовали от противного. При этом Милобог был одним из наиболее невыгодных Вилкулу спарринг-партнёров по второму туру: малоизвестный, но взвешенный и без темного прошлого — именно это и создало базис для условной «ничьей».

Явка во втором туре составила 35% против 39% в первом, и голоса разделились практически поровну. Скорее всего, это стало возможным из-за того, что низкий результат Милобога в первом туре (10,8% против 45%) свёл к нулю надежды его «сторонников» на победу и тем самым существенно снизил явку именно их. Таким образом, были основания предполагать, что в будущем Вилкулу победить в первом туре может позволить только низкая явка — прежде всего низкая явка его противников. Однако штаб Вилкула, похоже, этого урока не усвоил и посчитал, что во втором туре голосовать пришёл весь «оппозиционный электорат», а избиратели же самого Вилкула расслабились в предчувствии лёгкой победы. Только этим можно объяснить дальнейшую стратегию его штаба, направленную на подключение новых аудиторий и максимальную мобилизацию всех горожан, а не только своего электората.

Между выборами

После второго тура давление общественности сделало возможным политическое разрешение конфликта — назначение перевыборов. Результаты второго тура носили сомнительный характер, однако Милобог не имел юридических оснований для оспаривания выборов, так как на победу не рассчитывал и просто не фиксировал фактов нарушений. При этом для центральной власти признание этих выборов состоявшимися означало бы соглашение с узакониванием очевидной фальсификации. Таким образом, после долгих прений, акций протеста, выбитых окон и прочих глупостей, пошедших не на пользу «оппозиции», кризис разрешился политически — были назначены перевыборы городского головы.

Клан Вилкулов в это время продолжал работать по старым схемам: купленные под ключ местные ячейки РПЛ и «Батькивщины» обеспечили большинство в городском и всех районных советах. Это вызвало ответную реакцию в центральных органах этих партий — они отказались от местных организаций, фактически признав свою неспособность формировать ответственные и контролируемые региональные структуры.

Далее Вилкул, убеждённый, что бабло побеждает зло, решил пойти на беспрецедентный шаг — раздачу денег из городского бюджета. Решением горсовета были выделены 80 миллионов гривен для выдачи чуть ли не каждой семье города суммы в 500 гривен с формулировкой «материальная помощь». Этот шаг не только открывал своеобразный ящик Пандоры, но, по сути, означал, что работающее по старым схемам местное самоуправление не может распоряжаться налоговыми поступлениями эффективнее, чем просто банально возвратить их тем же самым налогоплательщикам.

Стоит отметить, что, помимо изменений в центральной власти страны и сдвигов в общественном мнении, важнейшую роль в этой ситуации сыграл новый закон о местных выборах, который, в частности, предполагает двухтуровое голосование в крупных городах. Если бы не эта норма, в Кривом Роге и ряде других локаций результаты выборов были бы весьма предсказуемы.

Расстановка сил перед второй попыткой

Клан сделал для себя два вывода: 1) нужно максимально мобилизовать горожан (то есть покупать); 2) нужно зачищать политическое поле. Была развёрнута мощная агитационная кампания, нацеленная на вовлечение всех жителей, в том числе и групп традиционно протестных — креативщики Вилкула делают нелепые попытки достучаться до молодёжи, работать в социальных сетях и т. п. Но едва ли эта работа принесёт свои плоды; скорее, она только раззадорит и мобилизует «оппозиционный» электорат.

Вилкулы, по-видимому, испугались Милобога и решили во что бы то ни стало снять его кандидатуру с выборов. Как оказалось, это можно сделать не только через суды. Сложно сказать, какие именно договорённости были достигнуты, но все они не делают чести ни Милобогу, ни «Самопомощи». Почему же снялся Милобог?

Сценарий 1. Он не выдержал проверки медными трубами (попросту испугался или продался), а значит, «Самопомощь» выставила на выборах мэра человека, который даже гипотетически не был готов к победе.

Сценарий 2. Он снял свою кандидатуру в результате договорняка между Вилкулом и «Самопомощью». Партия могла выставить заведомо непроходного Семенченко, чтобы сдать город Вилкулу. Взамен Вилкул не будет мешать Семёну в будущем пройти в ВРУ по одному из мажоритарных округов Кривого Рога. А Семёну, в свете угрозы суда, очень нужна депутатская неприкосновенность. При этом партия, скорее всего, не захочет включать его в проходную часть списка из-за сомнительного бэкграунда. В пользу этой гипотезы говорит и то, что своего региона с выраженной высокой поддержкой для прохождения во ВРУ Семенченко не имеет.

Сценарий 3. «Самопомощь» действительно верит, что Семён имеет большие шансы, чем Милобог, либо — как вариант — он просто более контролируем. В таком случае можно только посочувствовать политической близорукости и неспособности руководства партии пользоваться результатами социологических опросов.

Шансы основных кандидатов

Несмотря на организованную Вилкулом зачистку политического поля, всё же остаются несколько кандидатов, которые могут составить ему конкуренцию. Прежде всего это тройка Семенченко («Самопомощь»), Колесник («УКРОП»), Сова («Сила Людей»). Первые два, несмотря на попытки сменить имидж (и Семенченко, и Колесник синхронно переоделись из камуфляжа в костюмы и кэжуал), едва ли смогут избавиться от реноме радикалов и милитаристов, отталкивающее большинство криворожан. К тому же и «Самопомощь», и «УКРОП» имеют тенденции к падению уровня поддержки в обществе: и из-за неоднозначной смены кандидата, и в силу ареста Корбана с одновременным сомнительным альянсом с частью «Оппоблока» в Днепропетровском горсовете.

Мало того, и Колесник, и Семенченко имеют весьма сомнительную репутацию. Первый известен криворожанам как представитель криминального мира под кличкой Тайсон, зашедший в горсовет прошлого созыва под знамёнами Партии регионов, а второй — в связи с его неоднозначной деятельностью в АТО, липовым званием и сомнительным прошлым. Также очень негативно на поддержку Семенченко влияет его неместное происхождение, о чём клан Вилкула старательно оповещает всех избирателей.

Имеющая меньшую узнаваемость, чем Семенченко, и более низкие результаты (4,3%) «первой попытки» выборов мэра, чем Колесник, Светлана Сова может побороться за электорат «Самопомощи», а также других парламентских партий (РПЛ, «Солидарности», «Батькивщины»), которые в этот раз своих кандидатов не выставили. К тому же она по своей электоральной нише и риторике очень похожа на снявшегося Милобога — взвешенная, имеющая поддержку среднего класса и без тёмного прошлого.

Таким образом, можно утверждать, что основные конкуренты Вилкула имеют приблизительно одинаковые шансы попасть во второй тур, однако реинкарнацией Милобога, очевидно, является Светлана Сова. И именно она в рамках консолидации протестного Вилкулу электората получит наибольшие шансы победить его во втором туре, чего, по видимости, не осознаёт и сам Вилкул, продолжая «топить» Колесника и Семенченко. Вместе с тем, зная особенности нашей избирательной системы, следует обратить внимание и на расстановку сил в участковых и территориальных избирательных комиссиях и посвятить этому вопросу отдельное изыскание.

Денис Денисенко

Источник:  http://petrimazepa.com/

Поділитись: